пятница, 16 ноября 2012 г.

Как мужчины потеряли власть в семье?

Автор: Виталий Пичугин Источник: http://nlplife.ru/ 

Главный тот, кто принимает окончательное решение, которое является обязательным для всех, к кому оно относится. Всегда главенство мужчин держалось на их силе. Сильный тот, кто в состоянии прокормить семью, много работать и всё приносить в дом. От мужчины зависело, выживет семья или нет. Кто возлагает на себя роль кормильца, тот и главный. Это было раньше.

Женщины тоже любили командовать, но силой у мужчины власть отнять было невозможно. В деревне пахал мужик, его гибель или тяжёлая болезнь означала смерть всей семье. Это понимали домочадцы, поэтому лучший кусок всегда отцу, он должен быть здоров и силён, пахать с утра до вечера. Соответственно, с кормильцем спорить нельзя. Даже собака понимает, что руку хозяина, кидающего кость, не кусают. Да и хозяин не позволит, кнут всегда наготове.

Пирамида семьи выглядела так: на вершине муж, ниже жена, внизу дети. Женщины относительно спокойно переживали смерть ребёнка. В многодетных семьях это было суровой реальностью. Не дети были главные. Отсюда поговорка: «Бог дал, Бог взял».

Гибель отдельного ребёнка никак не сказывалась на жизни всей семьи. Смерть единственной коровы переживалась куда тяжелее. Совсем трагедией была кончина главы семьи – мужчины. Такая ситуация отражала распределение ролей в семейной пирамиде. Кстати, гибель женщины катастрофой не была. Отсюда ещё одна народная поговорка: «Был бы мужик, а баба всегда найдётся».

Изменения в таком положении дел начали происходить с начала 18 века, постепенно, но неумолимо. Как?

Появилось понятие – материнский инстинкт. Думаете он был всегда?

Историк Филипп Арьес пришёл к выводу, что отношения детей и родителей, а также понятие материнский инстинкт, в их современном понимании, возникли в странах Запада лишь в середине восемнадцатого века. Э. Бадинтер в работе «Любовь в дополнение: история материнской любви (18-20 века)», опубликованной в 1980 году, утверждает, что вплоть до конца восемнадцатого века материнская любовь была социально случайным явлением. Автор считает книгу Ж.-Ж. Руссо «Эмиль, или О воспитании» (1792), событием, после которого материнская любовь превращается в признанную культурную ценность. На основании своего исследования Э. Бадинтер пришла к следующему выводу: «…материнский инстинкт – это миф. Мы не обнаружили никакого всеобщего и необходимого поведения матери. Напротив, мы констатировали чрезвычайную изменчивость её чувств в зависимости от её культуры, амбиций или фрустраций. Всё зависит от матери, от её истории и от Истории…».

А что же было с материнским инстинктом до восемнадцатого века? Американский психолог Л. Де Моз начинает свою книгу «Психоистория» так: «История детства – это кошмар, от которого мы только недавно стали пробуждаться. Чем глубже в историю – тем меньше заботы о детях и тем больше у ребёнка вероятность быть убитым, брошенным, избитым, терроризированным и сексуально оскорблённым». Автор глубоко исследует с точки зрения психоанализа стили воспитания на протяжении истории европейского сообщества. Он выделяет шесть последовательных этапов смены стилей воспитания.

1. Стиль «детоубийства» (от античности до 4 века н.э.). Дети ценностью не являлись, отношение к ним было сугубо практичное. Если ребёнок уже с детства мог помогать родителям, то он имел право на жизнь. Если ребёнок много болел, требовал заботы, внимания, был бесполезен в хозяйстве, то его проще и выгоднее было убить, нежели кормить и воспитывать.

2. «Оставляющий» стиль (4-13 век нашей эры). Ребёнок уже воспринимается как человек, наделённый бессмертной душой, однако полной зла и порока. В это время считается правильным быть с детьми эмоционально холодными, строго наказывать, бить. «Битиё есть – ученье».

3 Амбивалентный стиль (14-17 века). Этот этап, по мнению Л.Де Моза относится к 14 веку, связывая это с появлением большого числа руководств по воспитанию детей, возвеличиванием культа девы Марии, появлением в искусстве образа заботливой матери. Ребёнок, по своей природе, рассматривается как порочный от рождения. Воспитание требует последовательного и жесткого воздействия.

4.Навязывающий стиль (18 век). Характеризуется изменением отношения родителей к детям. Родители хотели обрести власть над разумом ребёнка, чтобы контролировать его внутреннее состояние, потребности, волю. Избиение детей становится непопулярным и допускается всё реже.

5. Социализирующий стиль (19 – середина 20 века). Данный стиль воспитания предусматривает направление воли ребёнка на правильный путь. Детей социализируют, учат адаптироваться к обстоятельствам жизни.

6. Помогающий стиль (с середины 20 века). Природа ребёнка оценивается как принципиально добрая, развивающаяся. К. Роджерс внёс огромный вклад в развитие и теоретическое обоснование помогающего стиля воспитания.

Как видим, до 18 века материнский инстинкт и привязанность родителей к детям практически отсутствовала. Но если что-то появляется, то понятно, что это кому-нибудь нужно.

Материнский инстинкт появился как способ усиления женского влияния в семье. И в этой борьбе (как правило, бессознательной борьбе) за власть в семье ребенок оказывается сильной, а иногда и козырной, картой. Схема тихого отбора власти выглядела так.

1. В безусловных ценностях семьи появляется материнский инстинкт и высшей ценностю в семье провозглашаются дети. Всё лучшее -кому? В выборе между мужем и ребёнком мать теперь безошибочно выберет — не мужчину, с нравственной позиции обосновав это естественным материнским инстинктом. Претензии к ней исчезают: ведь материнский инстинкт — это то, с чем ничего поделать нельзя, он теперь просто есть.

2. Далее понятно, мать лучше знает, что нужно ребёнку. Появилась новая семейная иерархия, где главный – ребёнок, на втором месте – мать (с инстинктом), как исполнитель воли Главного, на третьем месте муж, мужчина, обязанный эту пирамиду поддерживать материально.

Мужчины потеряли свою безусловную власть. Хорошо ли это для института семьи, и нужна ли такая семья мужчине? Вопросы интересные, но они для другой статьи.


Комментариев нет:

Отправить комментарий